Рецензия на спектакль «OEDIPUS» на Национальной театральной премии

Пишет Ксения Дубовская:

Мой последний спектакль нацпремии – «OEDIPUS» Софокла и Юра Дзівакоў-Душэўскі (Jura Dziwakou-Dušewskij), Гомельский молодежный театр, секция «эксперимент».

История царя Эдипа, брошенного своими родителя на смерть из-за страшного предсказания, которое все равно сбылось, кажется, известна всем. Эдип убил своего отца и женился на собственной матери – Иокасте, не зная того. А узнав, выколол себе глаза и отправился в изгнание. Иокаста же покончила с собой.

Из всех спектаклей Дивакова, заложенная в Эдипе мысль (как я ее увидела), показалась мне наиболее ясной, цельной, последовательной. Это не плохо и не хорошо, это немного иначе, чем в других его постановках. Действительно, много текста, текста сложного, античного. Это поначалу не раздражает, но беспокоит. Есть ожидания и собственные отношения с удивительной визуальной драматургией Юрия и Татьяны Диваковых. Вначале думала: неужели просто расскажет историю, просто покажет драматический театр. Да, отлично сделанный, да — современно выглядящий. Пока размышляла, впитывала легкость музыки, сопровождавшей движения душ героев (композитор Эрик Арлов-Шимкус). Наблюдала за классной работой актеров, удивлялась тому, как Дивакову удается добиться таких точных результатов в работе с людьми совершенно разного психофизического склада, возраста, пола и, наверное, дарования. Ощущение, что из каждого вынуто самое лучшее и сильное. Как прекрасно и радостно это видеть.

Эдип Дмитрия Попченко – глубоко нездоровый человек, начиная от физического недуга – сильной хромоты. Действительно, ему ведь в детстве родители покалечили ноги, но этот герой так часто изображается сильным красавцем, что такое решение уже иначе трактует образ царя. Его жалко и когда он сидит под капельницами, и когда корчится в конвульсиях, и когда с трудом опускается на колени чтобы взмолиться или обнажается до подгузника, чтобы выколоть себе глаза (в маленькой ванной резким движение высыпает себе в лицо розовый порошок). И возникает вопрос, так ли уж счастливо прожил свою жизнь Эдип до того, как ему раскрылась правда, а можно ли быть довольным все время убегая от нее?

Великолепная, элегантная, немолодая Иокаста (Галина Анчишкина) в темно-зеленом платье приятно звенит украшениями на руках. Она возраста матери Эдипа, она ведет себя с ним как мать с сыном. И вновь думаешь, как же он до сих пор не догадался, почему только сейчас, когда у них уже много общих детей, Эдип стал выяснять подробности прошлого Иокасты – своей жены и матери одновременно. Кажется, он догадывался, но упорно не хотел открывать правду о себе и своей жизни.

Девушки в соблазнительных розовых купальниках – Антигона (Диана Возчикова) и Исмена (Светлана Жукова), дочери Эдипа. Они же, но только в платьях со стразами и с перьями на голове – античный хор, такой, который мы заслужили: игриво комментирующий происходящее, напрямую ассоциирующийся с девичьими поп-группами. Тиресий Ярослава Кублицкого – слепой прорицатель с мечом джедая, «адепт светлой стороны силы», открывающий правду (и все-таки сила в правде?). Жрец-Доктор Сергея Чугая, важнейшую функцию которого сначала мне не удалось распознать. И лишь после того, как он с сигарой в руках уселся в кресло Эдипа в знаменитой фрейдовской позе нога за ногу, все стало складываться в единую картину.

Я начала осознавать, во что для меня складывается спектакль. На троне жреца современности сидит Фрейд. Все герои находятся на приеме у психотерапевта. И основная тема, которую вскрывает спектакль скальпелем софокловского текста, касается не столько вины/невиновности Эдипа, не только вопроса: «освобождает ли незнание от ответственности». Но гораздо острее здесь стоит проблема боли, приходящей от осознания своей сущности. И поглощающей радости, наступающей на пятки этой осознанности.

Психотерапия, в полезности которой у меня как будто сомнений нет, дает человеку возможность понять и принять себя со всем своим дерьмом. Утопить в огромном бассейне бытия все ярлыки и ожидания, навешанные окружающими (у Дивакова Иокаста утопилась в бассейне). И просто танцевать свой путь, о чем так нежно сказано в эпилоге спектакля словами Ницше. Но пока ты познаешь себя, твое настоящее ускользает сквозь пальцы, а ожидание будущего, страх перед ним, мешает наслаждаться сиюминутным.

Нужна ли человеку правда о его сущности, что бы изменилось, проживи Эдип в неведении до самой смерти со своей любимой Иокастой, кем бы она ни была. Ничего, наверное.

Но вот, царь, глубоко больной и несчастный, после осознания свой сути получает настоящее освобождение.
Он медленно и легко танцует, напоминая полуобнаженного брахмана, распрямляется, переживая свой личный катарсис. Пережила его и я вместе с ним. «Теперь я легок, теперь я летаю, теперь я вижу себя под собой, теперь Бог танцует во мне» Ницше.

Источник: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2246756345600363&id=100007980589196&__xts__[0]=68.ARBLlK7Qn_11By2Mh-BMrRE9iSQJGEeglzVZzSCgvVMmeRZpG43Fton3QnHx7f0906ZYILvvU8IKICVQXE4aDvYHli0L0yAiZl5vro2xdL4iQwk9KBTcQgSr7CL1yyedN7yCfbQBV9S8CivhditJRhUYBglojwXBxj71RMaLxwAplDn5gtmyg4z95EmhRmdZStzmj7eMtXdGPR7XN4fjpxRvqG1LZpMUTh9h9PZAuOjpAja7bG2EfaNO1SVLreG_hGEsOtrXVq4fsQs5cifKlwI-KcPuNBFwDJ1KNvt0lx62s-Ni2bEGBK2X02hfReHp0gkMSszOajmjO5h4dZg-T8o&__tn__=C-R

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *